Изготовление сайтов, менеджер интернет сайта, контент менеджер, seo-оптимизатор, продвижение сайтов Seo-Site.biz

Патофизиология, современные методы диагностики и лекарственной терапии преждевременной эякуляции

Вальвачев А.А.

Сексология и андрология являются молодыми, развивающимися дисциплинами, и то, что было еще вчера непонятным, сегодня уже является изученным. В настоящее время преждевременная эякуляция (ПЭ) - ранее понимаемая как симптом исключительно психогенной природы, вошла в категорию базовой андрологии.

Недостаток контроля за эякуляцией, является глубинной психо-поведенческой проблемой и ее психотерапия является существенной в лечении мужчин и семейных пар. С другой стороны, у животных сексуальное общение является коротким эпизодом. При адаптированном механизме коитуса, в который вовлекается мужской половой орган, эякуляция наступает довольно быстро.

Преждевременная эякуляция в классических руководствах описывалась редко. Только после появления контрацептивов, а так же сексуальной революции феминисток в середине шестидесятых годов и открытием женского оргазма, ПЭ стала важной в когорте симптомов, связанных с мужским сексом (1).

В статье описывается четыре патофизиологических аспектов ПЭ, требующих различных методов лечения (табл.1).

Табл.1 Патогенетические причины преждевременной эякуляции

 

Причины возникновения

Этиология

Психология отношений

Тревога, проблемы отношений

Нейробиология

Гиперактивность серотонина, пенильная сверхчувствительность, рассеянный склероз

Андрологические причины

Воспаление простаты, короткая уздечка, ЭД

Гормональные причины

Гипертироидизм

Определение, диагностика, эпидемиология

Некоторые авторы определяют преждевременную эякуляцию на основе временного фактора. Другие берут за основу число фрикций, предлагая число фрикций от 8 до 15 считать критериями ПЭ. Masters и Johnson предложили считать наличие ПЭ у мужчины, если он не способен отсрочить собственную эякуляцию в половине случаев своих сексуальных эпизодов до полного удовлетворения половой партнерши, в то время как Kaplan называет такое состояние персистирующей, перемежающейся неспособностью отсрочить собственную эякуляцию (2).

Для определения ПЭ был предложен простой объективный метод в 1994 г.Waldinger et al. (3). Этот тест называется латентным временем интравагинальной эякуляции “intravaginal ejaculation latency time”(IELT) – это время от первой фрикции до начала влагалищной эякуляции. Для исследовательских целей, а так же клинической оценки и терапевтического мониторинга этот метод может оказаться более объективным и обоснованным для использования в медицине. В литературе имеется много определений ПЭ с учетом интересов партнера, временного фактора, наличия дистресса (4).

На основании всего этого, в последнее время рекомендовано новое определение ПЭ, которая диагностируется на основании патологического IELT, который обозначается как метод стоп-кадра и появления чувства потери контроля, тревоги или расстройства нормальных отношений. Согласно данному определению, выделяется две различных формы ПЭ: “объективная ПЭ”, которая обозначается как “тяжелая”, когда эякуляция наступает еще до пенетрации, или когда IELT≤ 15 сек, “ средняя “, когда IELT≤ 1 мин, “легкая”, когда IELT ≤ 2 мин и “Субъективная ПЭ”, когда имеется тревога потерять контроль над эякуляцией у одного или обоих партнеров (4). Простейшим способом определения типа ПЭ является определение, какой из симптомов появляется, когда мужчина начал первые сексуальные действия или появляется после периода нормального контроля за эякуляцией. Преждевременная эякуляция может быть абсолютной (независимой от партнеров или содержания ситуации, постоянной) или зависимой от партнеров или ситуации отношений. Эякуляция может произойти до пенетрации (ante portas) или внезапно во время коитуса (intra moenia). ПЭ может возникать при отсутствии (простая) и при наличии (осложненная) других сексуальных симптомов, которые могут быть причиной или наслаиваться на ПЭ (2).

Преждевременная эякуляция является довольно сложным мужским сексуальным расстройством (2). ПЭ является широко распространенной среди подростков, молодых мужчин и сред других сексуально активных возрастов. Несмотря на это ПЭ является очень редкой причиной консультаций мужчин у сексопатолога, андролога. Такое явление является следствием культурных издержек пациентов или их ошибочного мнения, что эффективных лекарств для лечения ПЭ не существует. Согласно американского обзора состояния здоровья и социальных проблем, а так же глобального изучения сексуальных отношений и поведения населения ПЭ составляет 21% (5). Некоторые авторы так же отметили такую же распространенность ПЭ среди различных возрастных групп (6), а в отдельно отобранной популяции 755 итальянских мужчин было показано, что эта патология является достаточно распространенной и зависит от возраста. Пациенты, с ПЭ, были моложе и отмечали более часто симптомы страха по сравнению с другими группами пациентов (7).

Психологические причины взаимоотношений

В течение последних четырех десятилетий для изучения эякуляторных расстройств, в основном, используется психофизиологическая модель. Этот подход свидетельствует об имеющихся связях между познавательными, чувствительными и физиологическими составляющими контроля эякуляции (8). Искажение представлений, неправильное предубеждение в отношении сексуальных отношений у подростков формирует негативное влияние на сексуальное поведение. Все это в перспективе может приводить к таким сексуальным расстройствам, как ПЭ. Классическим примером психоаналитического варианта ПЭ является садистские или нарцистические состояния. Вместе с тем, с точки зрения другого психоанализа, мужчины, у кого имеет место ПЭ, являются типичными пассивными мазохистами в семейных и других отношениях (9). Эти теории были базисом первой идеи Helen S. Kaplan, что ПЭ является результатом подсознательной ненависти женщин (10). При быстрой эякуляции мужчина “крадет” у женщины оргазм. Хотя некоторые исследовательницы отклоняют их собственную теорию, что мужчина с ПЭ не имеет каких либо неврозов или сексуальных расстройств.

Преждевременная эякуляция встречается часто, как ненормальная, в случаях ранней половой жизни. Объяснение Каплана преждевременной эякуляции связано так же с ранним началом половой жизни: мужчина с ПЭ не позволяет самому себе получить обратные эмоциональные ощущения, которые появляются перед оргазмом, поскольку он подавляет сознательно эякуляторный рефлекс (10). Она сравнивает этот этиологический механизм с контролем над энурезом, когда ребенок дифференцирует ощущения полного мочевого пузыря. Таки же образом, при недостатке опыта, небольшие преэякуляторные ощущения могут приводить к преждевременной эякуляции.

И наконец, роль тревоги (при половых связях вообще и при других ситуациях) вскоре достигает значения причины ПЭ (11). Это согласуется с теорией Kaplan: тревога может блокировать преэякуляторные ощущения.

Сексологические методы лечения ПЭ.

Последствия, связанные с ПЭ могут приводить к постоянному страху, который может комбинироваться с другими состояниями, которые способствуют нарушению контроля эякуляции. Появившийся страх действует как постоянный обратный стимулятор в порочном круге.

Поэтому психологические методы всегда полезны в лечении ПЭ. Основополагающая работа Masters и Johnson является подлинником поведенческих лечебных методов, которые модернизированы так называемыми новыми терапевтическими приемами Каплана, который предлагает психодинамичекую оценку повторных случаев сексуальных расстройств. Поскольку поведенческие методы лечения можно обозначить как начальные эффективные методы лечения сексуальных расстройств, необходимо способствовать их дальнейшему изучению и внедрению в практику.

По существу, метод, не требующий генитальной стимуляции, может продлить эрекцию, но не повлиять на оргазм (стоп и старт, сжимание) - это небольшая интромиссия в позиции, когда женщина находится на верху. Во время этого упражнения женщина вставляет половой член во влагалище, делает несколько толчков и прекращает раньше, чем появится желание эякуляции. В результате после нескольких недель проведения первого этапа лечения, супружеская пара может иметь повой акт в любой позиции. Ограничение генитального раздражения может уменьшить давление на реализацию преждевременной эякуляции (10,12). Кроме того пациенты: а) учатся оценивать преоргастические ощущения, б) не допускать наступления этих ощущений, с) пролонгировать спокойную фазу, различать восхищение и оргазм. К сожалению, успехи лечения сексуальных расстройств часто бывают непредсказуемыми (13) и чаще всего среди супружеских пар, где имеют место хорошие отношения, сложившиеся в молодые годы, в последующем возникают половые расстройства. Поведенческие методы лечения ПЭ, наряду с тем, что они дают небольшой непосредственный эффект, на протяжении трех лет они остаются эффективными у небольшого числа мужчин. И имеется много причин, лежащих в основе неэффективности лечения. Поэтому многие пары свыкаются с этими симптомами. В семейных парах с длительными сексуальными проблемами (ПЭ или ЭД) их механизмы утончаются и переходят в отсутствие сексуального желания. И эти пары остаются жить вместе, несмотря на имеющиеся проблемы. И даже если они решили выздороветь, подсознательно они боятся, что лечение может расстроить их отношения. Такие состояния являются довольно частыми, и помощь сексопатолога имеет решающее значение.

Сексологические методы лечения остаются без существенных модификаций по сравнению с оригинальными методами и формой. Область психосексопатолога стала серьезной частью только в последнее время по части научной обоснованности эффективности лечения в сексопатологии (14). До тех пор пока в происхождении и продолжении эякуляторных расстройств не будет снята роль семейных отношений, теоретически невозможно каким- нибудь одним методом избавиться от этих расстройств (15). Поведенческие методы лечения требуют активного участия партнеров, но часто по социально-экономическим или культурным соображениям это становиться невозможным.

Опыт последних 40 лет показывает, что северо-американские пациенты более просто соглашаются на бигевиореальные методы лечения, чем европейцы. Поведенческие методы лечения являются неприемлемыми для субъектов, у которых личностные или межличностные отношения лежат в основе сексуальных расстройств. Тем более что поведенческие методы лечения предназначены для семейной пары. Поэтому такой метод лечения не может быть предложен для мужчины одного, который живет с одной или несколькими половыми партнершами, которые не могут сотрудничать с сексопатологом. Необходимо подчеркнуть, что такие состояния чаще характерны для мужчин стран Запада. В дополнение можно сказать, что степень эффективности таких методов лечения довольно тяжело определить, потому, что их невозможно воспроизвести. Однако, медикаментозное лечение, будучи все еще достаточно ограниченным, продолжает быстро развиваться. И здесь в будущем предполагается три возможных направления: а) отклонение роли сексопатолога без соответствующего медицинского тренинга, б) развитие нового направлении с участием сексопатолога и медицинского сексолога, в) интеграция деятельности специалистов медицинского и немедицинского профиля.

Нейробиологические основы патогенеза ПЭ

У людей при позитронно-эмиссионной томографии было зафиксировано усиление регионального церебрального кровотока (РЦК) во время эякуляции во многих диенцефальных структурах, а так же в других регионах головного мозга, таких как нейрокортекс (16). Серотонинэнергетическая система действует как суппрессор эякуляторного рефлекса. Конечно, ингибиторы захвата серотонина и агонисты серотонина определяют мобильность эякуляторной устойчивости (17). И наоборот, допаминовый путь может действовать как стимулятор эякуляции (18), через посредство D2 рецепторы (19). Эфферентная иннервация является соматической, она осуществляется парасимпатическими корешками, исходящими на уровне S2-S4 сегментов и идущих в составе пудендальных нервов, обеспечивающих клонические сокращения поперечных мышц мужских гениталий.

Среди неврологических причин ПЭ такие заболевания, как рассеянный склероз, spina bifida, опухоли спинного мозга являются достаточно редкими. Это является очень интересным патофизиологическим объяснением ПЭ, хотя некоторые аргументы, кажутся недостаточными. Тот факт, что некоторые психологические гипотезы и методы психотерапии пока еще достаточно не исследованы, и это не говорит о том, что они не имеют права на жизнь. Опыты на животных, продемонстрировавшие роль серотонинэргической системы в эякуляции, не могут быть просто перенесены в человеческие сексуальные отношения. Эффективность антидепрессантов серотонина показывает, что именно центральная нейротрансмиссия обеспечивает контроль над эякуляцией, но не гиперактивность серотонина является причиной ПЭ. Известно, что многие психологические расстройства (стресс) провоцируют нарушение нейроэндокринного баланса. С другой стороны, классический психо-сексологический подход убедительно подтверждает, что ПЭ является психосексуальным расстройством, где “все в голове”, поэтому роль психогенных факторов в этиологии и патогенезе указывают, что психотерапия должна присутствовать в лечении ПЭ (23). Оба положения являются существенными и играют все возрастающую роль в благополучии пациентов.

Неврологические методы лечения ПЭ.

Несмотря на имеющиеся предписания, лекарства, повышающие уровень серотонина, такие как антидепрессанты, широко назначаются при ПЭ. Эффективность трициклических антидепрессантов (24) и селективных ингибиторов захвата серотонина (СИЗС) (25) осуществляется вероятнее всего благодаря их способности повышать порог пенильной чувствительности, не изменяя при этом амплитуду и продолжительность крестцового ответа и кортикального соматосенсорного потенциала. В исследованиях, касающихся лекарственной терапии ПЭ, рекомендуется использовать двойной, плацебо контролируемый метод, где одновременно должны быть использованы IELT и так же метод стоп-контроля во время каждого коитуса в период изучения исходных параметров и после назначения лекарств, определившись, что ПЭ – это эякуляция, которая развивается в течение первой минуты после вагинальной пенетрации (26). Вместе с тем, в настоящее время, методы, используемые для оценки результатов лечения ПЭ стандартизованы с определенными трудностями (27). Антидепрессанты в основном эффективны для восстановления контроля над эякуляцией. Но поскольку эти препараты могут ухудшать эректильную функцию, они абсолютно противопоказаны больным, страдающим ПЭ и ЭД одновременно. Многочисленные клинические исследования, проведенные с использованием (СИЗС) и антидепрессантов, предложенные как терапия первой линии, показали заметную эффективность. Мета-анализ эффективности всех вышеперечисленных лекарств показал, что пароксетин наиболее заметно отсрочивал эякуляцию (среднее значение IELT увеличивалось в 8,8 раза) (28). Поскольку фармакологический метод лечения ПЭ продемонстрировал свою очевидность и эффективность, очень скоро это обозначило появление реального окна в проблеме лечения ПЭ. И естественно, после лечения ПЭ сама по себе стала оказывать большой эффект на тех пациентов у кого лечение оказалось эффективным и пациенты начали контролировать эякуляцию. И это должно приниматься во внимание, что антидепрессанты позволяют проводить симптоматическое лечение.

Наилучшие результаты лечения получены там, где пациенты получали лекарства короткий период времени (60 дней), во время которого проводилось так же лечение семейной пары сексопатологом. Фармакологическая помощь, отодвигающая фазу эмиссии, позволяет пациентам понять, что происходило в их теле, пока они не вернулись к прежнему состоянию. В это смысле, способность контролировать эякуляцию вырабатывает “положительную память” о сексуальных успехах, что может помочь пациентам перешагнуть через свои проблемы.

Дапоксетин является первым новым препаратом в группе (СИЗС) (29). Он является короткодействующим, не пригодным для лечения депрессии препаратом, и по этой причине, востребован для лечения ПЭ. Хотя этот препарат имеет фармакологическое сходство с другими препаратами этого класса, эффективность которых после их назначения отдельно или замены дапоксетина проявляет другой вид действия (30). Это связано с физикохимическими и фармакокинетическими свойствами Дапоксетина, который являет собой надежду на успех в лечении ПЭ. И, наконец, местные агенты, такие как анестетики и растительные продукты (32) могут использоваться при пенильной гиперчувствительности. Хотя использование этой группы препаратов не является широко распространенным.

Роль гормонов в патогенезе ПЭ и виды лечения

В последнее время было показано, что ПЭ достоверно коррелирует со снижением уровня ТСГ, маркера гиперфункции щитовидной железы в популяции андрологических и сексологических пациентов (7). Позже так же было показано, что у пациентов с гиперфункцией щитовидной железы получила широкое распространение ПЭ, которая исчезает при восстановлении эутиреоидного статуса (37). Поскольку до последнего времени не было известно о взаимоотношениях между гормонами щитовидной железы и механизмами эякуляции, в настоящее время выдвинуто три гипотезы о возможных механизмах их взаимодействия: симпатическая нервная система, серотонинэргический путь и эндокринно/паракринная система.

В большинстве случаев манифестация тиреотоксикоза и активация симпатической нервной системы частично совпадают. Из этого можно предположить, что существует одинаковое действие обеих систем на эякуляцию, ответ в большинстве случаев зависит от взаимодействия между симпатической и парасимпатической системами. Хотя уровень катехоламинов плазмы и их метаболитов в моче обычно остается нормальным при гипертиреоидизме. С другой стороны имеются исследования, в которых показано, что гормоны щитовидной железы увеличивают чувствительность к β-адренергическим агонистам при увеличении плотности и соотношения Gs/Gi протеинов и увеличении активности аденилатциклазы. Это приводит к увеличению симпатической активности при нормальном уровне циркулирующих катехоламинов. У пациентов с гиперфункцией щитовидной железы увеличенный адренергический тонус может ускорять ПЭ и ЭД, действуя напрямую на гладкие мышцы, их сократимость/расслабление, или, оказывая непрямое действие, вызывает тревогу и раздражительность.

Принимая во внимание нейропсихическую реакцию на излишки тиреоидного гормона (гиперкинезия, нервозность, тревога, эмоциональная лабильность), ПЭ может рассматриваться как неспецифическая, обусловленная болезнью жалоба, которая проходит, если наступает эутиреоидное состояние. Хотя, в случаях небольшого распространения ядерных рецепторов к тиреоидному гормону в головном мозге, можно предположить, что изменение иодтиронинспецифического центрального серотонинэргического пути приводит к ограниченному контролю за эякуляцией.

В опытах на животных, при экспериментально-индуцированном гипотиреоидном статусе, постоянно доказывается увеличенный оборот серотонина в клетках головного мозга, и введение тиреоидного гормона ассоциируется с увеличением кортикальной концентрации 5-НТ и увеличением серотонинэргической нейротрансмиссии, на фоне снижения чувствительности ингибитора 5-НТ к ауторецепторам 5-гидрокситриптамина (ауто-торможение). И наконец, рецепторы к тиреоидному гормону, описаны в яичках животных и человека и могут так же обнаруживаться и в других структурах гениталий мужчин, связанных с эякуляцией (38).

Андрологические причины патогенеза и их лечение

Различными исследователями (20,21) была изучена роль короткой уздечки, гиперчувствительности полового члена, гипервозбудимости, используя для этого пенильную биотензиометрию, или кортикальные и сакральные соматочувствительные потенциалы возбуждения, где было показано, что эти состояния играют важную роль в распространении ПЭ. Естественно, у пациентов с ПЭ может иметь место пенильная гиперчувствительность. На основании анализа роли серотонинэнергетической системы в регуляции эякуляции, M.Waldinger, внесший большой научный вклад в эту область, установил, что ПЭ является не только психологическим расстройством, но и нейробиологическим феноменом, развившимся в результате хронической, возможно на генетической основе, серотонинэнергетической гиперактивности (22). Доказано, что хронический простатит широко распространен среди пациентов с преждевременной эякуляцией, если провести сравнение в возрастозависимых группах, предполагая, что инфекция простаты и воспаление являются предрасполагающими факторами ПЭ (33). Исследуя осадок мочи до и после массажа предстательной железы, а так же сок предстательной железы у 46 пациентов с ПЭ и 30 мужчин контрольной группы, было найдено воспаление простаты у 56,5%, а хронический бактериальный простатит был выявлен у 47,8% пациентов с ПЭ. Оценивая роль предстательной железы в механизмах эякуляции, выявлена  роль хронического воспаления простаты в патогенезе некоторых случаев ПЭ - эти данные полностью подтверждены в исследованиях, проведенных в Китае (34) и Египте (35, 36) на большой когорте пациентов с ПЭ.

Можно предположить, что ПЭ и эректильная дисфункция (ЭД) имеют порочный круг, когда мужчина, пытающийся контролировать собственную эякуляцию, инстинктивно снижает свое возбуждение (что может приводить к развитию ЭД), а мужчина, пытающийся достичь эрекции, стремиться увеличить свое возбуждение, что может приводить к ПЭ.

Таким образом, уменьшение времени до наступления эякуляции, не может восприниматься как раннее начало ЭД, поскольку последняя может появляться при нестабильной эрекции из-за колебаний пенильного кровотока. В этих случаях у пациента может начаться эякуляция рано, что бы скрыть слабость эрекции. С другой стороны, некоторые пациенты с ПЭ могут выражать свои жалобы, как будто у них имеется ЭД, поскольку пенильная детумесценция наступает быстро после эякуляции. Более того, ЭД может накладываться на существовавшее длительное время ПЭ при попытке минимизировать половое возбуждение. Другой связующий механизм состоит в том, что слабый контроль за эякуляцией может генерировать реактивную ЭД, из-за боязни страха исполнения слабого полового акта.

Из 184 мужчин, участвующих в нашем когортном исследовании в амбулаторных условиях у 121 имела место ЭД, у 52 – ПЭ и у оставшихся 11 пациентов присутствовало, и то, и другое состояние. Вместе с тем, тщательный сексологический анализ показал, что ПЭ предшествовала ЭД у 29 пациентов с ЭД. От легкой до средней степени выраженности ЭД предшествует или сочеталась с ПЭ у 21 пациента. Это говорит о том, что ЭД и ПЭ могут сочетаться друг с другом (4). Есть предположение, что 5 тип фосфодиэстеразы (ФДЭ-5), может играть роль в механизме эякуляции, поскольку он выделен в семявыносящем протоке (39). Совершенный контроль за эрекцией предполагает хороший контроль за эякуляцией и наоборот, использование ингибиторов (ФДЭ-5) ведет к уменьшению проявления страха за счет улучшения эректильной функции. Более того, ингибиторы (ФДЭ-5) могут сократить рефрактерное время и обеспечить второй половой акт с меньшим давлением в половом члене. Было исследовано и оказалось эффективным лечение пациентов со слабой эрекцией интракавернозными препаратами (40), силденафилом (41) или в комбинации с пароксетином (42,43). И наконец, тадалафил не влияет на фармакокинетику дапоксетина, в то время как силденафил увеличивает эффективность дапоксетина на 22%. Однако, считается, что этот эффект не имеет клинического значения. Дапоксетин не проявляет внешнего эффекта на фармакокинетику тадалафила или силденафила, почему сочетание этих препаратов вполне оправдано (44).

Заключение

В заключение можно сказать, что современные подходы лечения ПЭ носят смешанный характер и не во всех случаях их эффективность клинически оправдана. Рациональным зерном в выборе методов лечения ПЭ сегодня являются: их эффективность, практичность, возможность применения по мере необходимости, быстрое начало действия, быстрое выведение и малое число побочных эффектов. Повышение уровня медицинской образованности, тщательная диагностика причин ПЭ у каждого отдельного пациента, вместе с прогрессивно увеличивающимся арсеналом новых лекарственных средств, пригодных для лечения ПЭ, дадут возможность, как андрологам, так и сексопатологам новые возможности в лечении пациентов.

 

Литература

 

JanniniEA, SimonelliC,LenziA. Disorders of ejaculation. J Endocrinol Invest 2002;25:1006-19.

 

Jannini EA, Lenzi A. Ejaculatory disorders: epidemiology and current approaches to definition, classification and subtyping. World J Urol 2005;23:68-75.

 

Waldinger MD, Hengeveld MW, Zwinderman AH. Parox­etine treatment of premature ejaculation: a double-blind, randomized, placebo-controlled study. Am J Psychiatry 1994;151:1377-9.

 

Jannini EA, Lombardo F, Lenzi A. Correlation between ejaculatory and erectile dysfunction. Int J Androl 2005; 28:40-5.

 

Laumann EO, Nicolosi A, Glasser DB, Paik A, Gingell C, Moreira E, et al. Sexual problems among women and men aged 40-80 y: prevalence and correlates identified in the Global Study of Sexual Attitudes and Behaviors. Int J Impot Res 2005;17:39-57.

 

Montorsi F. Prevalence of premature ejaculation: a global and regional perspective. J Sex Med 2005;2:96-102.

 

Corona G, Petrone L, Mannucci E, Jannini EA, Mansani R, Magini A, et al. Psycho-biological correlates of rapid ejaculation in patients attending an andrologic unit for sexual dysfunctions. Eur Urol 2004;46:615-22.

 

Jannini EA, Simonelli C, Lenzi A. Sexological approach to ejaculatory dysfunction. Int J Androl 2002;25:317-23.

 

Bieber I. The psychoanalytic treatment of sexual disor­ders. J Sex Marital Ther 1974;1:5-15. [10] Kaplan H. The New Sex Therapy: Active Treatment of

 

Sexual Dysfunction New York: Brunner/Mazel; 1974.

Dunn KM, Croft PR, Hackett GI. Association of sexual problems with social, psychological, and physical pro­blems in men and women: a cross sectional population survey. J Epidemiol Community Health 1999;53:144-8.

 

Masters W, Johnson VE. Human Sexual Inadequacy Boston: Little, Brown & Co; 1970.

 

Hawton K, Catalan J. Prognostic factors in sex therapy. Behav Res Ther 1986;24:377-85.

 

Herman JR, Meston CM. Empirically validated treat­ment for sexual dysfunction. Annu Rev Sex Res 1997;8: 148-94.

 

Leiblum SR, Rosen RC. Couples therapy for erectile disorders: conceptual and clinical considerations. J Sex Marital Ther 1991;17:147-59.

 

Holstege G, Georgiadis JR, Paans AM, Meiners LC, van der Graaf FH, Reinders AA. Brain activation during human male ejaculation. J Neurosci 2003;23:9185-93.

 

Marson L, McKenna KE. Serotonergic neurotoxic lesions facilitate male sexual reflexes. Pharmacol Biochem Behav 1994;47:883-8.

 

Mcintosh TK, Barfield RJ. Brain monoaminergic control of male reproductive behavior. II. Dopamine and the post-ejaculatory refractory period. Behav Brain Res 1984;12:267-73.

 

Heaton JP. Central neuropharmacological agents and mechanisms in erectile dysfunction: the role of dopamine. Neurosci Biobehav Rev 2000;24:561-9.

 

Xin ZC, Chung WS, Choi YD, Seong DH, Choi YJ, Choi HK. Penile sensitivity in patients with primary premature ejaculation. J Urol 1996;156:979-81.

 

Colpi GM, Fanciullacci F, Beretta G, Negri L, Zanollo A. Evoked sacral potentials in subjects with true premature ejaculation. Andrologia 1986;18:583-6.

 

Waldinger MD. The neurobiological approach to prema­ture ejaculation. J Urol 2002;168:2359-67.

 

St Lawrence JS, Madakasira S. Evaluation and treatment of premature ej aculation: a critical review. Int J Psychiatry Med 1992;22:77-97.

 

Goodman RE. An assessment of clomipramine (Anafranil) in the treatment of premature ejaculation. J Int Med Res 1980;8:53-9.

 

Waldinger MD, Zwinderman AH, Olivier B. Antidepressants and ejaculation: a double-blind, randomized, placebo-controlled, fixed-dose study with paroxetine, sertraline, and nefazodone. J Clin Psychopharmacol 2001;21:293-7.

 

Waldinger MD. Towards evidence-based drug treatment research on premature ej aculation: a critical evaluation of methodology. Int J Impot Res 2003;15:309-13.

 

Althof SE. Evidence based assessment of rapid ejacula­tion. Int J Impot Res 1998;10:S74~6. discussion S7-9.

 

Waldinger MD, Zwinderman AH, Schweitzer DH, Olivier B. Relevance of methodological design for the interpreta­tion of efficacy of drug treatment of premature ejacula­tion: a systematic review and meta-analysis. Int J Impot Res 2004;16:369-81.

 

Hamilton CL, Cornpropst JD. Determination of dapoxe-tine, an investigational agent with the potential for treating depression, and its mono- and di-desmethyl metabolites in human plasma using column-switching high-performance liquid chromatography. J Chromatogr 1993;612:253-61.

 

Andersson KE, Mulhall JP, Wyltie MG. Pharmacokinetic and pharmacodynamic features of dapoxetine, a novel

drug for 'on-demand' treatment of premature ejaculation. BJU Int 2006;97:311-5.

 

Berkovitch M, Keresteci AG, Koren G. Efficacy of prilo-caine-lidocaine cream in the treatment of premature ejaculation. J Urol 1995;154:1360-1.

 

Choi HK, Jung GW, Moon KH, Xin ZC, Choi YD, Lee WH, et al. Clinical study of SS-cream in patients with lifelong premature ejaculation. Urology 2000;55:257-61.

 

Screponi E, Carosa E, Di Stasi SM, Pepe M, Carruba G, Jannini EA. Prevalence of chronic prostatitis in men with premature ejaculation. Urology 2001;58:198-202.

 

Liang CZ, Zhang XJ, Hao ZY, Shi HQ Wang KX. Prevalence of sexual dysfunction in Chinese men with chronic pros­tatitis. BJU Int 2004;93:568-70.

 

Shamloul R, el-Nashaar A. Chronic prostatitis in prema­ture ejaculation: a cohort study in 153 men. J Sex Med 2006;3:150-4.

 

Brown AJ. Ciprofloxacin as cure of premature ejaculation. J Sex Marital Ther 2000;26:351-2.

 

Carani C, Isidori AM, Granata A, Carosa E, Maggi M, Lenzi A, et al. Multicenter study on the prevalence of sexual symptoms in male hypo- and hyperthyroid patients. J Clin Endocrinol Metab 2005;90:6472-9.

 

Jannini EA, Ulisse S, D Armiento M. Thyroid hormone and male gonadal function. Endocr Rev 1995;16:443-59.

 

Mancina R, Filippi S, Marini M, Morelli A, Vignozzi L, Salonia A, et al. Expression and functional activity of phosphodiesterase type 5 in human and rabbit vas defe­rens. Mol Hum Reprod 2005;11:107-15.

 

Fein RL. Intracavernous medication for treatment of premature ejaculation. Urology 1990;35:301-3.

 

Abdel-Hamid IA, El Naggar EA, El Gilany AH. Assessment of as needed use of pharmacotherapy and the pause-squeeze technique in premature ejaculation. Int J Impot Res 2001;13:41-5.

 

Salonia A, Maga T, Colombo R, Scattoni V, Briganti A, Cestari A, et al. A prospective study comparing paroxetine alone versus paroxetine plus sildenafil in patients with premature ejaculation. J Urol 2002;168:2486-9.

 

Chen J, Mabjeesh NJ, Matzkin H, Greenstein A. Efficacy of sildenafil as adjuvant therapy to selective serotonin reuptake inhibitor in alleviating premature ejaculation. Urology 2003;61:197-200.

 

Dresser MJ, Desai D, Gidwani S, Seftel AD, Modi NB. Dapoxetine, a novel treatment for premature ejacula­tion, does not have pharmacokinetic interactions with phosphodiesterase-5 inhibitors. Int J Impot Res 2006;18: 104-10.

 

Возможны противопоказания. Проконсультируйтесь с врачом. Тел. 8 (495) 642-32-03, email: uro-eko@yandex.ru

Лицензия № ЛО-77-01-010838. © 2006, Вальвачев А.А.

Материалы, размещенные на данной странице, носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Посетители сайта не должны использовать их в качестве медицинских рекомендаций. Определение диагноза и методики лечения остается прерогативой вашего лечащего врача! Администрация сайта не несёт ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте chelnyclinic.ru. Для диагностики и лечения запишитесь на прием к специалисту очно.

Яндекс.Метрика